Bricolage NL  
 

Дмитрий Верхотуров: «Характер сибиряков как нации сегодня вызывает острые споры среди сторонников сибирской самостоятельности»

МЛ «Бриколаж»

Читавші Липу (а таких, хочеться вірити, більшість серед відвідувачів «Бри») знайомі з його тезами на рахунок перспектив Сибірської та Далекосхідної незалежностей. Зараз вони актуалізуються, прикладом чому прорізана інтелектуальним пером бочина, операцію по здійсненню якої взяв на себе гурт молодих сибірських інтелектуалів. Липа буде дещо пізніше, принаймні у форматі обіцяного вище уривка. Нижче читайте Дмитра Верхотурова, на разі найвідомішого із розробників альтернативних цивілізаційних проєктів, в даному випадку — Сибірської самостійності.

Каково участие украинцев, пусть несколько ассимилированных, в процессе возможной исторической реализации Вашего проекта?

Украинцы приняли определенное участие в сложении сибиряков, начиная с XVII века, когда московские власти активно переселяли взятых в плен поляков, беларусов и украинцев из Речи Посполитой. Они составили отдельную категорию служилых, называемую «литвинами», которых часто посылали в походы. Затем значительную часть переселенцев в Сибирь составили украинские крестьяне, в результате чего и теперь украинцев в населении сибирских регионов 2-3%.

Украинцы, как часть населения Сибири, вносят коррективы в облик сибиряков, придавая им славянский облик, особенно устойчивый в районах, куда активнее всего переселялись украинские крестьяне: лесостепной полосе Западной и частично Восточной Сибири.

Однако, сказать об их конкретном участии в развитии сибирской самостоятельности, так же как и об участии Украины в этом процессе, пока трудно, поскольку наша самостоятельность в самом начале. Но, бесспорно, такая роль для Украины и украинцев в Сибири найдется.

Вопрос в практически интимной плоскости, тем не менее, сибиряки — русский субэтнос или уже формирующийся семимильными шагами отдельный, условно славянский народ?

Сибиряки занимают в этом отношении промежуточную позицию. С одной стороны, и в одним регионах, они носят черты русского субэтноса. С другой стороны, и в других регионах, — черты нового формирующегося народа со смешанным славяно-тюркским или славяно-монгольским происхождением.

В качестве субэтноса русского народа сибиряки выступают в Западной Сибири, где плотность славянского населения была большей, и где сложились большие анклавы русских деревень. Новый народ смешанного происхождения формируется на Алтае, в Хакасии и Тыве, в Бурятии и Якутии, где славян было меньше, и они поселялись рассеянно среди местного тюркского или монгольского населения. В этих регионах складывается интересная культура, сочетающая в себе элементы местной тюрко-монгольской и привнесенной славянской.

Так что этот вопрос достаточно сложный, и характер сибиряков как нации сегодня вызывает острые споры среди сторонников сибирской самостоятельности. Я предостерег бы от попыток насильно привести Сибирь к «единству»: положение сложнее, чем может показаться, и в разных районах Сибири с развитием сибиряков обстоит очень по-разному.

Проясните ситуацию касательно, как нам кажется, весьма бедственного положения коренных сибирских народов?

Насколько я представляю себе ситуацию с коренными народами, в настоящее время происходит убыль их абсолютной численности, главным образом, за счет смешанных браков. Дети, родившиеся в них, имеют родным языком русский, знают о своей культуре только по наслышке, и фактически становятся и воспринимаются русскими. Этот процесс шел в течение последних 300 лет, и мы сейчас видим его завершающие стадии.

Когда говорят, что местные народы исчезают от нищеты, пьянства и болезней, то возводят эти причины в абсолют. На деле, от нищеты и болезней в одинаковой мере страдают все в Сибири, особенно, что касается деревень и небольших городов.

Плохо то, что культура и языки местных народов в Сибири были в забвении, и сейчас остаются. Например, сибирские вузы выпускают сотни германистов в год, но не выпускают специалистов по хакасскому, бурятскому, селькупскому, кетскому и другим языкам. Не найти в Сибири специалистов по фарси, арабскому и чагатайскому (литературный тюркский язык), которые могли бы читать восточные источники и изучать дорусскую историю Сибири. Вообще, сохранением и изучением богатого культурного наследства местных народов сейчас занимаются немногочисленные энтузиасты. Ничтожные сдвиги в этом направлении даются им титаническими усилиями.

В Украине только одна субэтническая группа настаивает на собственно языковом статусе своего диалекта — это закарпатские русины. Выразительными особенностями обладают немногочисленные лемки, гуцулы и бойки. Интересны сельские галицкие и полесские говоры. Но для нас они — диалекты.

Насколько объективен тезис относительно латентного существования «сибирского языка»?

Среди русского населения Сибири XVII-XVIII веков сложился свой особый язык, северорусского происхождения, с сильными отличиями от современного русского языка в лексике и грамматике. Он был зафиксирован в знаменитом словаре Даля. До начала массовой урбанизации Сибири в 30-х годах ХХ века, он сохранял свое доминирующее положение в старожильческих деревнях, и продолжает существовать и теперь. Язык старожилов Приобъя был обстоятельно изучен лингвистами Томского университета в 70-80-х годах ХХ века, на основе материалов которых томский лингвист Ярослав Золотарев сделал реконструкцию сибирского языка, составил грамматику и словарь, насчитывающий теперь более 11 тысяч слов.

Я сам происхожу из давних сибирских старожилов, пришедших еще в начале XVII века, и в материалах Золотарева без труда опознал порядка 50 характерно сибирских слов, известных мне от моего отца. Так что существование сибирского языка, правда, пока в виде наречия, для меня бесспорный факт.

Читая «Вольготу», любознательный взгляд натыкается на некоторое количество четких, иногда «отпетых» украинизмов. С чем это связано и каково, если эти цифири существуют, процентное соотношение влиявших на формирование сибирского языка, других, русского, украинского, финно-угорских там или тюркских лексик?

По подсчетам Золотарева, порядка 80% лексики сибирского языка составляет славянская лексика, остальные 20% распределяются между заимствованиями из тюркских, монгольских и финно-угорских языков.

В присутствии украинизмов нет ничего удивительного, учитывая славянского происхождения языка и переселение в Сибирь украинцев.

Украинская языковая ситуация немного лучшая, нежели аналогичные белорусская и казахская. Вы, конечно же, осознаете культуртрегерский характер части из поднимаемых Вами вопросов, в том числе относительно возрождения аутентичного сибирского языка. Говоря о последнем, есть подозрения насчет его понятности и возможной усваиваемости городскими жителями Сибири, так же, как и в случае с невозможностью воссоздать горловые кельтские звуки у англоязычных жителей Ирландии, или чередование гласных русскоязычным населением украинских городов.

Каковы шансы, услышать его еще при жизни, в магазине напротив или пивбаре за ним? И как Вы смотрите на очень даже продуктивную еврейскую языковую практику?

Беларуский и казахский опыт нам показывают, что язык невозможно восстановить, если им не заниматься. В Казахстане этот вопрос, в силу трудностей первой поры независимости, ушел из внимания, и в итоге сейчас там вынуждены нагонять упущенное, и форсировать программу развития и распространения казахского языка.

На мой взгляд, возрождение сибирского языка будет связано с несколькими этапами. Во-первых, сибирякам предстоит утвердиться в представлении о своей самостоятельной ценности, а не только как вечном придатке Государства Российского. Во-вторых, будет этап постепенно внедрения сибирской лексики, а также широкого издания словарей, учебников и пособий. Резкую «сибиризацию» проводить нежелательно, но вот идти твердо и неуклонно к намеченной цели необходимо.

Может быть, к концу своей жизни я и услышу живой сибирский язык.

Еврейский опыт в этом отношении достаточно интересен и может быть использован в качестве наглядного пособия, как язык из немой литературы перевести в сферу живого общения.

Не считаете ли Вы, что разрабатываемая Вами концепция, в отдельных положениях антагонистична по отношению к паралельным цивилизационным проектам, того же уважаемого Штепы, к примеру? Или возможных чаяний неславянского сибирского населения? Китайцев, наконец?

Из проектов Вадима Штепы с самым большим сомнением я отношусь к его проекту «Берингии» и трансконтинентального моста. Идея, сама по себе интересная, возможно перспективная. Только Штепа, на мой взгляд, сильно недооценивает необходимые для нее затраты и значение подготовки индустриальной базы.

Кроме того, перед Сибирью есть и более насущные задачи, которые нужно выполнить в первую очередь. Это восстановление основного промышленного района — Кузбасса, развитие конкурентного товарного производства (пока что основной продукт, производимый в Сибири — это промышленные полуфабрикаты), подтягивание уровня социально-культурного развития и качества жизни населения Сибири. Я считаю, что пока не время для глобальных проектов, как бы завлекательны они не были.

Относительно чаяний неславянского населения Сибири я могу сказать так. Без дорусской истории и культуры вообще сибирской самостоятельности быть не может. Русской истории Сибири — около 400 лет, а дорусской — более 2000 лет. Первое известное событие в Сибири упомянуто в китайских хрониках под 201 годом до н.э.

Поэтому я отвожу неславянским народам Сибири очень большую роль в развитии самостоятельной Сибири. Это такая «присадка» к славянскому населению, которая превращает его в самостоятельный и способный к развитию сибирский народ.

Кстати, как быть с прогнозируемой миграцией китайцев, чьи аппетиты способны проглотить статистически нетяжелое местное население?

Я не перестаю повторять, что тезис о «китайской экспансии» распространяют люди, знания которых о Китае ограничиваются представлением, что в Китае миллиард человек, и есть Китайская стена. На деле, основная масса этого населения сосредоточена в Центральном и Юго-Восточном Китае, где ханьцы, собственно, всегда и жили. А вот западные и северные районы (Синьцзянь-Уйгурский, Тибетский, Внутренняя Монголия — автономные районы КНР) до сих пор плохо освоены и мало заселены по сравнению с центральными провинциями. Они попали в состав Китая в XVII-XVIII веках, будучи завоеванными некитайской, маньчжурской династией Цин, силами монгольского войска.

Проблема развития этих регионов сейчас для Китая — большая проблема, даже при его ресурсах. Поэтому, теоретически Китай мог бы прирастить свою территорию Сибирью и Дальним Востоком, но это вызовет лишь умножение в три-четыре раза проблем автономных районов и огромные расходы на администрацию. Я уверен, что Госсовет КНР откажется от подобных «подарков».

То же самое и в отношении китайского переселения. Хорошо известно, что китайцы больше всего выезжают в страны АТР, где китайская диаспора живет давно, имеет налаженную жизнь и бизнес, где и климат подходящий. В Сибири же китайцам приходится все создавать с нуля, с чистого места, поэтому большому потоку переселенцев ехать, по сути, некуда. В Красноярском крае, по данным паспортно-визовой службы, сейчас проживает порядка 1,5 тысяч граждан КНР, причем работники службы отмечают, что регистрируются практически все приезжающие.

Китай ведет сейчас политику создания в Сибири своих торговых и деловых представительств, чтобы была возможность вести нормальный бизнес и делать инвестиции.

Спасибо, Дмитрий.

Для більшого ознайомлення штудіюйте наступні ресурси. Крім них ця, і подібні до неї тематики все ширше розгортаються в ЖЖ.
www.blotter.ru
www.rosbalt.ru
www.dialog.kz
www.globalrus.ru/arabeski/
www.volgota.org
питав — Ісаак Мазепа, відповідав — Дмитро Верхотуров
спец. для «Бриколяж web-log»

Залишити коментар

   
 
Камни бетонные и железобетонные бортовые камни бортовые бетонные производитель.