Автор   Стаття 
Статті Бриколаж  —  Класовий дискурс  —  МРП: „Глобализация увеличивает предпосылки всемирной коммунистической революции”
МЛ „Бриколяж”
Дата публікації 6 листопада 2004 р.
МРП: „Глобализация увеличивает предпосылки всемирной коммунистической революции”

Марксистська робітнича партія одна з небагатьох, дійсно заслуговуючих на вказану у назві самоідентифікацію. Проповідуваний організацією „лівий комунізм” відрізняється від усіх відомих бюрократичних псевдолівих партій. Прикладом - колективна відповідь, чиї більш ніж вичерпні відповіді ви маєте можливість оцінити.

Добрый день. Чем занимается и чем отличается от большинства созвучных Марксистская рабочая партия?

Отличаемся от других тем, что не зовем назад в прошлое, назад в национально-государственный «социализм». Считаем, что популярная в левой среде теория «авангардной партии» доказала свою историческую прогрессивность, но только как двигатель развития национального государственного капитализма. Непосредственно для строительства интернационального социалистического общества нужна власть пролетариата, а не «авангардов». Ни одна коммунистическая организация России, относящая себя к марксизму или марксизму-ленинизму не ставит такой задачи. Это, пожалуй, основное наше отличие от других марксистских организаций. А от марксистов-ленинцев отличаемся намного больше! Отличаемся видением социализма как бестоварного, безгосударственного общества, отношением к национально-освободительному движению, толкованием пролетарского интернационализма. Отсюда и различия в тактике. К примеру, марксисты-ленинцы, да и многие марксисты, во главу угла ставят создание «пролетарской партии». Для нас же важнее классовая самоорганизация пролетариев. Занимаемся мы, в основном, просвещением трудящихся насколько позволяют наши скромные возможности. В тоже время оказываем посильную помощь пролетариям в организации профсоюзов, в забастовочной борьбе. Но поскольку в данный момент, увы, это не очень актуально для самого рабочего класса, то и случаев таких немного.

С какими организациями вы сотрудничаете, в том числе в Украине?

Тут стоит прояснить вопрос, что мы считаем «сотрудничеством». Мы стараемся поддерживать контакты со всеми, кто того желает, в том числе на Украине. Причем, как с организациями, так и с отдельными лицами. Так несколько раз мы имели контакты по электронной почте с товарищами из КСРД (Украина), участвовали в летних лагерях севастопольских левых, иногда публикуем материалы марксистов из Одессы. Однажды подготовили большую статью о товарище, который еще при СССР отсидел 15 лет за критику власти, фактически, с троцкистских позиций. Этим летом мы вместе с анархо-коммунистами организовали летний лагерь. А вообще совместные политические кампании мы не проводим ни с кем. Дело в том, что в период нынешней реакции и нереволюционности рабочего движения любая политика может быть только буржуазной. Пока это так, мы в «политике» не участвуем.

Октябрская революция буржуазна или это некий интелектуальный перегиб слишком революционных марксистов?

Тут следует различить чаяния большевиков, характер революции и движущие силы революции. Разумеется, большевики желали мировой социалистической революции. Но это понятие субъективно. На деле Октябрьская революция оставшаяся в национальных рамках расправилась с докапиталистическими укладами в экономике и двинула страну по пути развития крупнокапиталистической техники. Руководство «страны Советов» делало капиталовложения в те или иные отрасли народного хозяйства с целью догнать и перегнать более развитые капстраны. Т.е. характер революции, как и строя в СССР, вытекающий из решаемых задач, был буржуазным. Прогрессивность общественного строя мы выводим из уровня производительных сил, а не субъективных желаний, цвета флагов и государственной идеологии, источающей определенные идейно-политические фразы. По движущим силам Октябрьская революция была рабоче-крестьянской (причем крестьянская составляющая доказывает буржуазный характер революции!) при гегемонии в ней пролетариата. Но участие пролетариата в буржуазной революции не новость для мировой истории. Достаточно вспомнить европейские буржуазные революции ХIХ века. Практически во всех них пролетариат играл важную роль, как социальная движущая сила. Но от этого они не переставали быть в целом буржуазными.

Официальная точка зрения МРП на проблемы национально-освободительной борьбы и антиколониального сопротивления?

Официальная позиция партии изложена в программном документе «Что такое МРП?». Звучит она так: «Национально-освободительное движение - вещь объективная. По большому счету, она свидетельствует о том, что тот или иной народ встал на путь собственно капиталистического развития и что соответствующий этнос либо находится в преддверии превращения в буржуазную нацию, либо уже превратился в нее. В отличии от того, что предписывает большевистско-коминтерновская традиция, предлагающая не только поддерживать национально-освободительные движения как прогрессивно-буржуазные, но даже ориентирующая на создание в отсталых странах коммунистических партий (!), состоящих из крестьянства под руководством национальной прогрессивно-революционной интеллигенции, и на борьбу за установление Советской власти при отсутствии или минимальном присутствии там промышленного пролетариата (пресловутая теория «некапиталистического развития» или «социалистической ориентации в развивающихся странах»), МРП (не путать с МРП(б)!) считает, что поддержка национально-освободительных движений создает лишь иллюзию решения социальных проблем в национальных границах. Эта иллюзия выражена, в частности, в «марксистско-ленинском» лозунге «От национального движения к социальному!».

Только мировая социальная революция способна будет решить в том числе и национальные проблемы. Участие в каком бы то ни было национально-освободительном движении, то есть в борьбе за государственное выделение очередной буржуазной нации, не является специальной задачей марксистов. В тоже время мы не являемся противниками национально-освободительных движений. Как, например, политического движения, выступающего за отделение Чечни от России, в котором участвуют некоторые члены МРП(б).

Если большинство населения определенной национальности и на определенной исторической территории решило воспользоваться «правом наций на самоопределение» против «империалистической экспансии», мы не будем выступать против такой позиции при двух условиях:

а) если территориальный раздел сможет остановить кровавую бойню с многочисленными жертвами среди трудящихся с двух сторон;

б) если государственная независимость новой буржуазной нации скорее приведет к тому, что внутри этой нации возникнет и окрепнет свой промышленный пролетариат, который затем уже разовьет классовую борьбу против местной национальной буржуазии, более не отвлекаясь при этом на иллюзию любого «освобождения» помимо социального. Прежде чем пролетариям всех стран объединиться, пролетарии в этих странах должны попросту существовать!»

Какая разница между госкаповским комунизмом Рабочих Советов и распространенной сейчас теорией анархо-комунизма?

Как таковой теории «анархо-коммунизма» не существует. Да и не сказали бы, что анахо-коммунизм очень уж распространен. В анархистской тусовке даже на словах его признают далеко не все, не говоря уже о том, что на деле... Роднит нас понимание коммунизма как общества преодолевшего наемный труд, товарное производство, частную собственность, капитал, государственность, деление на классы. Роднит ставка на классовую активность и социальное творчество пролетариев как единственный путь к коммунизму. Роднит отрицание каутскианско-ленинской теории «руководящей и направляющей» силы в виде авангардной партии. Существенно разъединяет - не понимание анархо-коммунистами важности экономического базиса для строительства социализма. А так же разная социальная опора. Так анархо-коммунисты опираются на всех трудящихся, а не на пролетариат. Разделяет и традиционное непризнание анархами диктатуры пролетариата, как системы классовых репрессий. Хотя, при серьезном разборе этого вопроса, может оказаться, что с наиболее последовательными анархо-коммунистми нас разделяет только разница в терминах. Ведь часть анархо-коммунистов признает за пролетариями право и необходимость силой подавить сопротивление эксплуататоров и для этого классово организоваться. В том числе, организовать классовые репрессивные органы. А что это как ни одно из главных проявлений диктатуры пролетариата?

В чем состоит роль государства в случае идеального исторического или эволюционного поворота и возобладание в социуме идеалов рето-коммунизма?

Тут не совсем ясно, о чем речь. О каком «повороте»? В смысле, о революции? И почему этот «поворот» исторический ИЛИ эволюционный? Разве эволюция – это не разновидность исторического процесса?.. Возможно, вы имели в виду революционный и эволюционные пути развития общества?

Ну, предположу, что речь все же о революции. Причем, раз речь идет об «идеалах» рэте-коммунизма, то о революции всемирной социальной, а не о национальной политической – по сути буржуазной революции. Попутно замечу, что эволюционного пути тут как раз не предполагается. В коммунистические отношения дорогу откроет именно всемирная социальная революция. Итак, если предположения о том, что вы говорите о всемирной социальной революции верны, то стало быть, «государство» при этом может быть только одно – диктатура пролетариата. Как отмечал Маркс, «между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».

Тут мы вернемся к тому о чем говорили в предыдущем вопросе. Роль такого «государства» определена двойственным характером переходной эпохи: необходимостью подавления эксплуататоров и формированием бесклассового, безгосударственного общества. Слово «государство» поставлено в кавычки не случайно. Диктатура пролетариата не является государством в обычном смысле, как стоящий над обществом, обособленный от него репрессивно-управленческий аппарат. Это будет «аппарат» состоящий из гигантского большинства граждан и потому переставший быть обособленной от общества структурой. Все станут чуть-чуть «бюрократами» и потому бюрократия исчезнет. Не даром классики марксизма называли диктатуру пролетариата «отмирающим» или «засыпающим» государством!

Тут нужно несколько отклдониться в сторону и отметить, что согласно Марксу (наброски к ответу на письмо Веры Засулич, написанные за два года до его смерти), история человечества проходит через три гигантские эпохи: “первичная формация” – первобытный коммунизм; “вторичная формация” – классы и государственность плюс частная собственность; “третичная формация”, завершающая “всего лишь” предысторию человечества – послекапиталистический коммунизм. Так вот, задача диктатуры пролетариата не просто покончить с капитализмом, но покончить со ЛЮБОЙ государственностью, классовостью и товарным производством, которые существовали на протяжении всей вторичной формации: при рабовладении, азиатском деспотизме, феодализме, капитализме.

Пролетарии, поголовно осуществляющие свою диктатуру, перестанут быть пролетариями, превратятся в свободных от эксплуатации работников. Задача диктатуры пролетариата – подавить сопротивление капитала во всей его многоликости: частный предприниматель, акционерное общество как коллективный капиталист, государство как капиталист совокупный. Впрочем, диктатуре пролетариата предстоит преодолеть все подчиненные современному капитализму товарные уклады. Они существуют рядом с этим капитализмом и внутри него. Прежде всего, это мелкотоварное производство во всех его разновидностях. А в иных регионах это и натуральное хозяйство. Но «преодолеть» в данном случае не значит просто запретить! Речь идет революционном установлении таких производственных отношений, которые сделают товарное производство ненужным, тормозящим развитие общества. Словом, речь идет об установлении на месте товарного производства более прогрессивных – коммунистических производственных отношений.

Преодолев товарность и капитал, мы преодолеем и рожденный капиталом наемный труд, преодолеем пролетариат, класс наемных производителей прибавочной стоимости!

Словом, «государство» диктатуры пролетариата будет поголовно организованными для подавления эксплуататоров, управления производством и общественной жизнью работниками. А это уже не будет государством в сегодняшнем смысле!

Но ТАКОЕ «государство» возможно только на довольно высоком уровне развития производительных сил, а значит культуры и образования. Вот именно поэтому мы, в отличии от многих ленинистов, а тем более маоистов, разделяем классическое положение марксизма о том, что исход социальной революции в конечном счёте зависит именно от усилий рабочего класса развитых капиталистических наций. Впрочем, глобализация тут изрядно потрудилась и говорить об отдельных «нациях» приходится все меньше. К примеру, в объединенной Европе национальность человека все больше отходит на второй план. Хотя и утверждать, что наций больше нет, конечно, преждевременно.

Итак, функции диктатуры пролетариата именно как «полугосударства»: во-первых, подавление сопротивления эксплуататорских классов, во-вторых, распределение предметов потребления и услуг до тех пор, пока изменения в производительности труда и потребностях общества (преодоление потребленчества) не позволят перейти к распределению «по потребности». Ну, а чтобы распределять продукт, его сначала нужно, произвести. Поэтому и организация общественного производства войдет в список задач интернациональной диктатуры пролетариата.

МРП очередная «ленинская» партия, постепенно восходящая к реакционному сталинизму, либеральному троцкизму или другой версии нео- (или псевдо) марксистской идеологии или нечто не просто иное, но в некотором роде противостоящее прошлым социльным экспериментам на основе указанных революционных традиций?

Часть наших товарищей, действительно, начали политическую деятельность как «реакционные» сталинисты. Но тогда мы сталинизм реакционным, понятно, не считали. Теперь мы резко отделяем себя как от сталинистов во всех их разновидностях, так и от троцкистов. Вообще, троцкизм, на наш взгляд, является левой версией сталинизма… Как ни критикует Троцкий «сталинскую бюрократию», а фундамент ее господства – огосударствление (не путать с обобществлением!) экономики и политическое господство партии-«авангарда» для него критике не подлежат. Да и сам Лев Давидович, будучи руководителем Красной Армии, особым демократизмом не отличался, разрабатывал планы милитаризации труда через трудовые армии...

Мы считаем, что сталинизм, да и троцкизм, сегодня утратили свою историческую прогрессивность. Но это не значит, что они этой прогрессивностью никогда не обладали! Сталинская, а можно сказать и большевистская, система значительно толкнула вперед производительные силы СССР, хотя и не вывела «отдельно взятую страну» за рамки капиталистических отношений. Ведь получается, что большевики реально смогли «только» развить промышленность СССР, ускорить переход страны от мелкотоварного производства к крупнопромышленному. А это традиционная работа буржуазии! Вот и выходит, что большевики взяли на себя ее функции… Чтобы справиться с этой задачей, большевизм, особенно поздний, был вынужден, мягко говоря, пересмотреть многие классические положения марксизма. Но большевики пытались осуществить и социалистические задачи: свернуть торговлю, передать управление экономикой классовым организациям пролетариев – профсоюзам, наладить рабочий контроль и т. д. Но как раз ЭТА работа у них не пошла. А те из большевиков, кто хотел и дальше вести эту работу были репрессированы вчерашними товарищами и партийцами послереволюционного призыва…

МРП считает, что сегодняшняя глобализация требует возрождения именно классического марксизма, с его ориентацией не на национальные политические революции, позже произвольно названные «социалистическими», а на мировую социальную революцию, призванную глобально покончить со всей вторичной формацией. Причем, ее исход, как уже говорилось, по мысли Маркса, решат как раз «господствующие народы» – пролетарии мировых экономических центров. Мы считаем, что с развитием материального достатка, культуры и образованности этих пролетариев актуальность приобретает идея Маркса о том, что освобождение рабочих будет делом рук самих рабочих – их классовых организаций, а не всевозможных «авангардов», как учит ленинизм. Пропаганду среди пролетариев марксистской науки и помощь рабочему движению в его классовой самоорганизации (например, в профсоюзы) мы и считаем свой задачей на обозримое будущее.

Оцените следующие образы по двум параметрам – их брендовости и соответствия истинному марксизму: Ленин, Сталин, Троцкий, Бухарин, Че Гевара, Фидель Кастро, Мао, Ким Ир Сен, Пол Пот.

Тут опять не совсем ясен вопрос. Что такое «брендовость» «образов»? И что нужно оценивать: сформированный кем-либо или чем-либо «образ», который может не соответствовать исторической действительностью, или все же реальную историческую личность с ее поступками и убеждениями? И почему оценивать нужно только по двум параметрам? А если вас оценить только по весу и по цвету волос, будет реальная картина вашей личности? Словом, напишем несколько по-своему. Акцентируемся не на личных качествах упомянутых вами лидеров – они для нас вторичны, а на их исторической роли.

Ленин – в том, что Владимир Ильич глубоко знал марксизм, сомнений не возникает. Всем бы сегодняшним «истинным марксистам» владеть такими знаниями! Однако, Ленин был не только теоретиком, но и практиком революции. А российская революция его эпохи была, в целом, революцией буржуазной, хотя и с сильным пролетарским потоком. Причем, в этом пролетарском потоке уже просматривались образы коммунистической революционности (фабзавкомы, Советы рабочих, Красная Гвардия, организация рабочих на обыски в буржуазных кварталах и т. п.). Только вот облик всей революции определял вовсе не этот поток! Данный факт и привел к значительному расхождению между Лениным – теоретиком марксизма, вождём большинства российского пролетариата и Лениным - практиком национальной буржуазной революции. Хотя революционный подъем в отсталой крестьянской, по преимуществу, стране наложил отпечаток и на ленинское понимание марксизма. К примеру, диктатура пролетариата по Марксу – власть самих рабочих, а по Ленину – власть коммунистической партии. Это явно не одно и тоже…

Сталин – о его исторической роли мы уже говорили. Тут остается добавить, что это, пожалуй, был последний из советских лидеров разбиравшихся в марксизме. Но разбираться в марксизме и строить коммунизм, как вы понимаете, это разные вещи. С другой стороны, глубину разрыва между советской действительностью и социализом по Марксу (а есть и другие версии немарксистского социализма!) уже пожилой генералисимус Сталин отлично сознавал! Это видно из его, фактически, предсмертной работы «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952). Там отмечается, что советское хозяйство подчинено закону стоимости – основе капиталистических производственных отношений, в СССР существует товарное производство. А отсюда следует, что социализм, как первая фаза коммунизма, у СССР еще впереди. Для революционеров закалки «царского» подполья это была азбучная истина. А вот сами они воспитывали марксистов уже другого «разлива»…

Троцкий – мы говорили уже и о нем. Думается, поздний троцкизм (когда Троцкий был в оппозиции и в изгнании) показывает, насколько современное ему рабочее движение было не готово поставить перед собой именно коммунистические задачи. На Западе большинство рабочих следовали за социал-демократией и ее реформизмом. В СССР – вполне подчинились сталинской диктатуре. Но даже та небольшая часть рабочих, которые вздумали протестовать и примкнули к троцкизму, не пошли дальше умеренного варианта авангардизма. А анархо-синдикалисты в ходе гражданской войны в Испании «скатились» до участия в буржуазных правительствах и принуждения рабочих к труду… За всем этим очевидно стоит объективная закономерность – любая политика того времени была политикой так или иначе буржуазной. И это не удивительно, ведь пока нет материальных предпосылок всемирного коммунизма, не удастся выйти за рамки буржуазных отношений.

Бухарин , как известно, считался любимцем партии. Его судьба удивительно отражает колебания курса РКП(б)-ВКП(б) тех лет. В начале 20-х годов он - один из оппозиционных Ленину лидеров «левых коммунистов», критиковавших поворот к НЭПу и госкапитализму. Впоследствии Бухарин выдвигает вполне нэповский лозунг «Обогащайтесь!». А далее активно участвует в разработке сталинской Конституции, ликвидировавшей даже формальную власть рабочих (не говоря уже о реальной!). Но, как известно, колебания вслед на «генеральной линией» не спасли его от участи большинства ленинской «старой гвардии»…

Че Гевара . Это глубоко трагичная фигура. Трагичная не только ранней гибелью, но и тем, что со временем его образ (вот тут как раз созданный пропагандой образ, оторванный от внутреннего содержания) стал одним из элементов шоу-бизнеса, а значит и капитализма. Между тем, Че Гевара как раз посвятил свою короткую жизнь борьбе с капитализмом и американским империализмом, так как он это понимал...

А сегодня его образ революционного романтика порой подталкивает левую молодежь к бездумным поступкам. Хотя, чаще всего дело ограничивается ношением маек и значков с изображением легендарной личности.

Фидель Кастро оказался прагматичнее своего соратника. Вместо экспорта революции в другие страны, он приступил к национальному государственному строительству по образцу СССР. А это строительство не выходило за рамки госкапиталистических производственных отношений, будучи замкнуто в национальные рамки страны еще слабо развитого местного (а не завезенного из США!) капитализма. Вот на развитие этого капитализма объективно и работает система возглавляемая Кастро. И это не зависит от того, что Кастро и его соратники сами о себе думают! Впрочем, мыслить они могут и вполне буржуазными мерками. Не даром Кастро начинал политическую карьеру как деятель не коммунистического, а буржуазного национально-освободительного движения.

Нечто похожее можно было бы сказать и о Мао . Но чтобы не повторяться, остановлюсь на другом вопросе. В Китае эпохи Мао наглядно проявилась традиция, заложенная в первые годы существования Коминтерна. С вашего позволения зачитаю отрывок из подготовленной нами статьи «Революции»: «Великий Октябрь повлиял на появление нового типа политических революций. Дожидаясь “запаздывающих” коммунистических революций на Западе, большевики обратились к кипящему народными движениями Востоку. В июле 1920 года, выступая на II конгрессе Коминтерна, в комиссии по национальному и колониальному вопросам Ленин помимо прочего заявляет: “В-третьих, мне хотелось бы особенно подчеркнуть вопрос о буржуазно-демократическом движении в отсталых странах. Именно этот вопрос вызвал некоторые разногласия. Мы спорили о том, будет ли принципиально и теоретически правильным заявить, что Коммунистический Интернационал и коммунистические партии должны поддерживать буржуазно-демократическое движение в отсталых странах, или нет; в результате этой дискуссии мы пришли к единогласному решению о том, чтобы вместо “буржуазно-демократического” движения говорить о национально-революционном движении. Не подлежит ни малейшему сомнению, что всякое национальное движение может быть лишь буржуазно-демократическим, ибо главная масса населения в отсталых странах состоит из крестьянства, являющегося представителем буржуазно-капиталистических отношений”. И все же буржуазные революционеры были вождём большевиков пристегнуты к движению, якобы, социалистических Советов: “Постановка вопроса была следующая: можем ли мы признать правильным утверждение, что капиталистическая стадия развития народного хозяйства неизбежна для тех отсталых народов, которые теперь освобождаются и в среде которых теперь, после войны, замечается движение по пути. Мы ответили на этот вопрос отрицательно. Если революционный победоносный пролетариат поведет среди них систематическую пропаганду, а советские правительства придут им на помощь всеми имеющимися в их распоряжении средствами, тогда неправильно полагать, что капиталистическая стадия развития неизбежна для отсталых народностей”. Впоследствии на помощь этим народностям пришло только правительство СССР. А наша страна для построения социализма сама нуждалась в решающей помощи западного пролетариата. Тем не менее, национальное движение отсталых народов порой выдавали за социалистическое. И это несмотря на его явно не марксистские идеи. К примеру, идею того же Мао «деревня окружает город». Кстати, сегодня маоизм представляет реальную, в том числе, вооруженную силу как раз там, где капитализм еще недостаточно развит, где существует большая доля крестьянского населения – в Азии, в Латинской Америке.

Но дело тут, конечно, не только в резолюциях Коминтерна, но и в том, что по образцу СССР, задачи буржуазного развития в некоторых крестьянских странах решали за счет огосударствления промышленности и частичного огосударствления сельского хозяйства. Государственный монополизм в экономике был базисом для политического монополизма правящей коммунистической, «рабочей» или «трудовой» партии. Впрочем, чем больше страна справлялась с задачами капиталистической индустриализации, тем скорее эта система приходила в упадок. Что мы и наблюдаем сегодня в Китае, где уже официально признали частную собственность. А на деле, давно уже идут в традиционный частнособственнический капитализм.

Ким Ир Сен , а теперь и его сын Ким Чен Ир вели и ведут Северную Корею в принципе тем же путем. Только если в Китае уже близки к сбрасыванию краснознаменное оболочки, то в КНДР только в начале этого пути. И думается, что неизбежное прощание Китая с краснознаменностью сильно ускорит аналогичный процесс и в КНДР. Хотя там по пути огосударствления экономики и общественной жизни зашли, пожалуй, дальше чем в Китае.

Пол Пот , в целом, из той же обоймы. Хотя с марксизмом он уже не имеет ничего общего. Именно он пытался наиболее последовательно воплотить на практике маоистскую идею «деревня окружает город», что и отозвалось геноцидом. Хотя нельзя забывать, что свою роль в жестокостях его режима сыграли военные атаки США.

Были ли марксистами (в вашем понимании) так называемые «украинские национал – коммунисты» (исходя из отечественной истириографии) – типичные ленинцы-интернационалисты типа Скрипника, Шумского, Волобуева, УКП и так далее. Нельзя ли назвать их «самостийничество» неким нацболовским рефлексом, недостойным настоящего марксиста, который неприемлет антиколониальною рефлексию и соотвествующую ей национальную сепарацию?

Проблема «национал-коммунизма» существовала не только на Украине. Можно вспомнить конфликт Сталина с частью националистически ориентированного руководства Закавказья, дело председателя СНК Татарской республики Султан-Галиева (1923 год), националистов в советском руководстве Туркестана и др. подобные случаи. Да и сам Сталин, как великодержавный российский шовинист, тут весьма показателен. Дело тут в том, что народы бывшей Российской Империи переживали процесс формирования наций, развития буржуазного общества. А значит и формирования более-менее развитой национальной элиты с ее претензиями на безраздельное господство. Отсюда и попытки отстоять «национальные интересы», «национальную самобытность» в борьбе с центральной московской властью. Похожий процесс, но уже на более высоком уровне развития, мы наблюдали и в 90-е годы, после падения СССР. Часть бывших советских республик зашла в национальном развитии капитализма так далеко, что смогла превратиться в самостоятельные буржуазные государства. А часть еще не доросла до этого или не набрала сил, чтобы обособиться от России. Словом, в «национал-коммунизме» отражался один из этапов буржуазных преобразований в Советской России-СССР, формирования буржуазных наций. Процесс этот явно не коммунистический по сути, хотя исторически объективный. Потому РКП(б), вместе с монополией на власть и политическую деятельность, впитала в себя националистические элементы. В однопартийной системе им некуда было идти кроме как в компартию.

Современные левые весьма уважительно относятся к таким гуру все той же антиколониальной постановки вопроса и неомарксистам по совместительству как то Франц Фанон и Пауло Фрейре. Что вы скажите на их счет?

Это смотря кого понимать под «современными левыми». В кругу левых коммунистов популярны и уважаемы совсем другие имена. Это лидеры левой оппозиции в РКП(б) (не обязательно троцкистской): Николай Бухарин, Александр Шляпников. Гавриил Мясников, Валериан Оболенский, Георгий Пятаков, Карл Радек, Инесса Арманд, Александра Коллонтай и др. Позицию “левкомов” поддерживал и Феликс Дзержинский. Среди западных левых коммунистов это Паннекук, Гортер, Бордига, Рюле, Клифф, Дове и др.

А теоретики антиколониальной борьбы популярны в тех «левых» организациях, где ставят задачу отстоять «национальные интересы» и «национальную независимость», сдабривая это левой риторикой. По сути, там отстаивают интересы местного капитала, который явно проигрывает конкуренцию с более сильными зарубежными корпорациями. Мы же делаем выбор не между разными отрядами буржуазии, а за ее пределами! Поэтому не можем отнести такие организации к левому спектру. На наш взгляд, их можно классифицировать как национал-консервативные, а иногда и национал-социалистические. Понятно, что тут может быть много смешанных и переходных форм.

Но задача марксистов как раз не разделять пролетариев разных стран. Это и без нас успешно делает рыночная конкуренция! Задача объединить их независимо от национальности. Глобальный капитал объективно формирует и глобальный пролетариат. Потому-то сегодня так актуальна проблема «незаконных мигрантов». Интересы этого глобального пролетариата требуют создания уже международных – глобальных пролетарских организаций. Они будут бороться не за местные и временные интересы национальных отрядов пролетариата, а за общий интерес всех пролетариев – за коммунизм! Тут речь идет о новом массовом пролетарском Интернационале.

Классовая структура украинского общества дифференциированная таким образом, что представители рабочего класса (в его классическом понимании) насчитывают максимум 6-7 миллионов, а это с почти 50-и миллионного населения страны. Какой тогда авангард, рабочий класс или диктатура пролетариата, о чем можно говорить при столь узкой социальной базе, необходимой как для умственных спекуляций так для и возможной революционной ситуации?

Сначала давайте определимся кто такой пролетарий. По Марксу, пролетарий – это наемный работник, производящий для работодателя прибавочную стоимость. Ведь даже певицу, работающую по найму в развлекательном учреждении Маркс зачислял в пролетарии! Дело тут не только в конкретном характере труда, но и в том приносит этот труд хозяину пролетария прибавочную стоимость или нет. Так каменщик, строящий цех фабрики – пролетарий. Его труд необходим капиталисту для извлечения прибыли из фабрики. Но если тот же каменщик, пошел строить дачу капиталисту, он уже прислуга. Этот его труд капиталист использует не на производство прибыли, а для личного потребления, которое никакой прибавочной стоимостью не отзовется.

Да, сегодня существует перелив рабочей силы в нематериальное производство. Но это вовсе не отменяет существование пролетариата. Напротив, это распространяет пролетарское состояние на новые категории работников! А поскольку для человеческого общества, как и для буржуазии важен, в первую очередь, материальный продукт (хотя, конечно, не только он), то и исход социальной революции решит тот слой пролетариата, который этот продукт производит. Но сделает он это в союзе с остальными слоями пролетариев, полупролетариев и той частью мелкой буржуазии которая, предвидя свое разорение и переход в пролетарии, будет смотреть на революцию уже по-пролетарски.

Идеология МРП синонимична более понятному „неавторитарный марксизм”?

Одно время наша газета “Левый поворот” выходила с подзаголовком “Вестник неавторитарного марксизма”. Правда тогда она не была официальным органом МРП. Такой подзаголовок имел задачу провести черту между последователями научного марксизма и “коммунистами” из КПРФ, РКПР и прочих национал-державных и сталинистских организаций. Ведь тогда, да еще и теперь марксизм ассоциируется в первую очередь с ними, к сожалению. Но когда мы писали “неавторитарный марксизм”, то помнили слова Энгельса о том, что революция – самая авторитарная вещь на свете, когда один класс силой оружия навязывает свою волю остальным классам. Мы не считаем, что в ходе социальной революции обязательно дойдет до “силы оружия”. Ведь такая революция может быть только результатом действий гигантского большинства населения развитых стран. Сопротивляться такому большинству – дело безнадежное и потому велик шанс (не более, чем шанс!), что капитал не окажет активного сопротивления. А то, что пролетариат и его классовые союзники навяжут свою коммунистическую волю эксплуататорским классам - такой “авторитаризм” мы только приветствуем.

Взгляды МРП мы бы охарактеризовали именно как марксистскую науку для XXI века. Как уже говорилось, мы убеждены, что именно теперь создаются условия для реализации идей Маркса о всемирном, а по-современному - глобальном коммунизме.

Что такое экспорт революции, говорят это не марксистское явление?

Экспорт революции это когда страна победившей национальной политической революции пытается через военное вторжение или создание партизанского движения в другой стране распространить туда свой строй. Как пример тут можно привести вторжение Красной Армии в Польшу в 1920 году. Хотя это и было ответом на вторжение польской армии. Не имея должной опоры внутри Польши советские войска, как известно, были разгромлены. Большинство местных трудящихся им не сочувствовали. Небольшое количество сформированных из поляков красных полков отражали настроение меньшинства местного населения. Вот результат экспорта революции!

Мы считаем, что для победы политической революции в данном регионе, она должна иметь крепкий фундамент именно на местной почве. А тем более, социальная революция! Как уже говорилось, она подразумевает переход функций управления обществом, организации производства и распределения, решения всех социальных проблем к вчерашним пролетариям – к большинству народа. А как это возможно, если это большинство не готово взять на себя такие функции? Насильно ведь этого не осуществить.

Силой экспортировать социальную революцию в отсталые страны не придется. Со временем, гигантский экономический перевес коммунистической экономики обеспечит переход к новым производственным отношениям и этих стран. Бывшие “господствующие нации” помогать им в этом, конечно, будут. Но, разумеется, не силой оружия, а техникой, специалистами, новыми технологиями – словом, всем, что поможет развить местные производительные силы. Это происходит и сегодня, но пока на основе капитализма и эксплуатации.

Хоть один исторический пример коммунизма Рабочих Советов (Кронштадт не в счет)?

Мы затрудняемся признать события 1921 года в Кронштадте попыткой установления такого коммунизма. Где там налаживали производство по-коммунистически? Там были только лозунги о свободных от коммунистов Советах. Да и вместе с лозунгами, фактически, о свободе торговли!

Ну, а практика организации производства рабочими проявилась, пожалуй, больше всего в Испании 1936-39 годов. Тогда знаменитая СНТ наладила в некоторых провинциях производство под контролем классовых организаций рабочих, поставила работу магазинов, больниц, организовала пролетарскую милицию и т. д. Хотя, из-за отсталости страны, относительной малокультурности масс, рядом росла новая уже рабочая политическая элита. Правда, развиться на манер советской бюрократии она не успела.

Да и Великий Октябрь показывает, как рабочие пытались осуществить диктатуру пролетариата. Об этих попытках мы сегодня уже говорили.

Современные немецкие мыслители и надо сказать не последние головы в своей стране оперируют понятием национал-марксизм (тот же Маллер), ревизируют интернационалиста Дучке, защищают скинов, критикуют Штаты, мечтают о 4-м Рейхе и все это под гордым знамением именно марксизма. Речь идет о «Дойче коллег» и их оригинальнейшой марксистской версии. Это уместно или грубейшая профанация?

А вы все про «национальный вопрос» расспрашиваете… Четвертый Рейх под знаменем марксизма, это было бы смешно, если бы не было печально. В ХХ веке марксизм и марксизм-ленинизм уже были знаменем для целой серии государственно-капиталистических режимов. Теперь марксизму пришло время выполнять свою «родную» функцию – быть знаменем всемирного коммунистического движения пролетариата.

Перспективы дожить до коммунизма нашему поколению растут или понижаются?

Говоря словами Маркса, мы не сочиняем утопий. Глобализация резко увеличивает объективные предпосылки всемирной коммунистической революции. Но называть ее конкретную дату было бы несерьезно. Поэтому остается пожелать вам долголетия, чтобы вы смогли лично наблюдать появление коммунистического общества.

Большое спасибо. Дело Маркса будет жить.

Лучше было бы сказать: будет жить дело всемирного пролетариата. Маркс «только» научно сформулировал историческую классовую миссию пролетариев – достижение коммунистической «третичной формации» и тем самым переход человечества к его подлинной истории. Он осмыслил (не придумал, а именно осмыслил!) основные черты нового общества, как осмыслил и основные законы капитализма. А так же он разработал метод познания действительности – диалектический материализм. Это огромный вклад в пролетарскую борьбу! Но как раз следуя традиции, заложенной Марксом, мы не хотели бы создавать культ его личности.

Спасибо за вопросы.

точкою зору цікавився Ісаак Мазепа

примітка: даний текст не пройшов цензурних зауважень редакцієї газети „Спільнота”, саме тому його вивантажено на спорідненому інтернет-ресурсі, згідно попередніх домовленостей з опитуваними.

Догори
Роботи автора

Перейти до статей теми: